Николай Петрович Волконский

Пост обновлен май 24

Родился 2 декабря 1867 в д. Крестцово Ярославской губернии в крестьянской семье. В 1882 переехал в Петербург, где посещал начальную рисовальную школу при Центральном училище технического рисования барона Штиглица (ЦУТР), а затем поступил в это учебное заведение, где занимался под руководством М.А. Чижова. Позже учился в высшем художественном училище при Академии художеств и в качестве вольнослушателя посещал мастерскую скульптора В.А. Беклемишева. В 1897 по приглашению Боголюбовского рисовального училища переехал в Саратов. Преподавал в БРУ с 1897 по 1919, в 1930 году переехал в Камышин и продолжил преподавание, одновременно работая как скульптор. Там Н.П. Волконский скончался в 1958.


Николай Петрович Волконский

Николай Петрович Волконский, уроженец Ярославской губернии, прежде чем обосноваться в Саратове, прошёл хорошую школу скульптурного мастерства. В 15 лет он был отправлен в Петербург и поступил учеником в частную лепную мастерскую. Чуть позже обучался в ЦУТР у М.А. Чижова. После кратковременного перерыва на службу в армии под Ярославлем, он снова вернулся в Петербург и поступил на мебельно-столярную фабрику Мельцеров, параллельно продолжая обучение в качестве вольнослушателя в мастерской В.А. Беклемишева. Таким образом, прикладная, техническая ориентация образования ЦУТР была дополнена академическим художественным образованием. Это делало предпочтительной кандитатуру Волконского в глазах только сформированной в Саратове администрации Боголюбовского рисовального училища. Его приглашение преподавать в училище, созданном по образцу ЦУТР, и под его эгидой, логично и естественно.


В 1897 году Волконский приехал в Саратов и, в качестве преподавателя класса лепки и формовки, проработал в БРУ до 1919.

В Саратове Николай Петрович стал первым профессиональным скульптором-педагогом и удачно совмещал преподавательскую и творческую работу. В 1900 году был командирован на Всемирную выставку в Париж, где на него произвели сильное впечатление работы Огюста Родена.

Когда в 1901 году состоялся конкурс проектов памятника Александру II, Волконский принял в нём участие с проектом под девизом “Царь освободил - мужичок не забыл”, воспроизведение которого с подробным рассказом о проведении конкурса было опубликовано в газете “Саратовский листок” от 19 февраля 1911, в день открытия памятника.


Проект памятника Александру II Н.П. Волконского. Саратовский листок №40 от 19 февраля 1911 года

Проект демонстрирует очень архаичную, по современным Волконскому меркам, программу возвеличивания царя-освободителя со множеством аллегорических фигур и атрибутов, богато украшенным постаментом. Характер построения монумента и его декорирование отсылает к русской барочной пластике. Сегодня уже не представляется возможным узнать, чем был обусловлен такой выбор; в дальнейшей своей работе скульптор стремится к лаконизму формы и к аллегории не прибегает. Однако если представить себе модель памятника царю без украшений и оценить его структуру, станет очевидным мастерство и пластическое чутьё скульптора. Выверенные пропорции и силуэт памятника обеспечивали бы его выразительность с далёкого расстояния, а обильные рельефные и горельефные украшения не мешали бы восприятию центральной фигуры Александра II. Но проекту Волконского, хотя и удостоенному первой премии, не суждено было осуществиться: был предпочтён памятник, состоящий из двух проектов: фигуры Александра II М.А. Чижова и постамента со скульптурами сословий С.М. Волнухина. Он получился более ясным по форме и, вероятно, более простым в исполнении, но простоял на своём месте всего 7 лет.



Н.П. Волконский с учениками в классе лепки и формовки БРУ. 1900-е. ОХАМ СГХМ

Сохранились свидетельства о работе Волконского со студентами БРУ над скульптурным убранством торгового дома Бендера, и работе его учеников над украшением различных городских зданий. Тогда в БРУ была построена грамотная система обучения, которая позволяла совместить практику учебную с коммерческой и давать ученикам вместе с ремесленными знаниями опыт работы с реальными заказчиками. Примером такой практики являлись и росписи залов Радищевского музея, выполненные молодыми студентами БРУ в начале ХХ века. В Волконском гармонично сочетались качества хорошего преподавателя и художника. Он успел творчески поработать над многими проектами и в Саратове и, после 1930 года, в Камышине.


Революцию в Саратове Волконский принял и в том же году вступил в компартию. Подробно об этом периоде жизни скульптора рассказывает Елена Константиновна Савельева в своей статье «Он сделал памятник газете «Искра». Действительно, в рамках развёртывания плана монументальной пропаганды в 1923 году Волконским был исполнен памятник газете «Искра». Он был установлен в старейшем саратовском парке «Липки» и представлял собой обелиск с барельефным изображением газеты и надписью-эпиграфом: «Из искры возгорится пламя». Этот эпиграф был взят из стихотворения Александра Ивановича Одоевского, поэта-декабриста. Это стихотворение задало Волконскому программу памятника. Он изобразил на фронтальной грани разорванные цепи, мотив решётки между ними, звезду в ореоле, и увенчал обелиск изображением факела – «пламени свободы», вдохновившись этим строками:


Памятник газете "Искра". 1923. Саратов. Утрачен

Струн вещих пламенные звуки До слуха нашего дошли, К мечам рванулись наши руки, И — лишь оковы обрели. Но будь покоен, бард! — цепями, Своей судьбой гордимся мы, И за затворами тюрьмы В душе смеемся над царями. Наш скорбный труд не пропадет, Из искры возгорится пламя, И просвещенный наш народ Сберется под святое знамя. Мечи скуем мы из цепей И пламя вновь зажжем свободы! Она нагрянет на царей, И радостно вздохнут народы! Эти строки были написаны поэтом в Читинском остроге в конце 20-х годов XIX века в ответ на стихотворное послание Александра Сергеевича Пушкина «Во глубине сибирских руд…». Почти через сотню лет, в иных исторических обстоятельствах, они были внимательно прочитаны Н.П. Волконским и воплотились в виде скромного, но совсем нетривиального памятника, возможно, не столько газете, сколько борьбе за свободу. К сожалению, обелиск не сохранился. Возможно потому, что был сделан из некачественных материалов и в сжатые сроки. Ведь спешка противопоказана скульптуре.

Отдельного внимания заслуживает важный эпизод в жизни Волконского и в то же время одна из ключевых точек в развитии монументальной скульптуры в Саратове. В 1925 году он руководил установкой монумента Борцам Революции 1905 года, автором которого был Борис Королёв. В настоящее время это далеко не самый популярный монумент в Саратове, но художественный уровень и значение его по-настоящему велико и сильно повлияло на творчество, пожалуй, всех скульпторов, живших и работавших в Саратове.


Памятник Борцам Революции 1905 года. 1920-е. ОХАМ СГХМ

20 декабря 1925 года на Институтской площади Саратова, “на месте схватки революционных рабочих с царскими казаками”, состоялось открытие этого монумента, мощного и динамичного по форме, с постаментом, покрытым рельефными изображениями; с трёхметровой статуей рабочего с молотом, венчающим композицию. Памятник стал известен на весь Советский Союз как достижение молодого пролетарского искусства, но воспоминания о работе над ним носят противоречивый характер.


Б.Д. Королёв в заметке, опубликованной в Саратовских известиях от 23 декабря 1925 года пишет: «Также не могу забыть ни профсоюзную конференцию, ни заседание горсовета с их широкой дискуссией по всем деталям памятника, ни той исключительной чуткости и внимательности, которую ко мне, художнику, проявила комиссия по постройке и её неустанный президиум во все время работ». Эта заметка была опубликована сразу после открытия монумента и жанр её исключал обсуждение рабочих моментов. Но, судя по сохранившимся в архиве музея воспоминаниям техника-строителя С.И. Кудерова, строительный процесс сопровождался серьёзными конфликтами между членами комиссии: “Много у него было неприятностей. Он, как прямой и справедливый человек, критически относился ко всем недочетам и ненормальностям в работе автора Королева и руководителей комиссии по строительству. Участие Волконского в работе памятника со стороны автора Королева и руководителей стройки было крайне не желательным. Несмотря на плохое, крайне возмутительное отношение к нему автора и руководителей стройки, которые старались, где можно, преследовать, чинить свои препятствия в его честном труде, он всё же продолжал свою работу. Он трудился безвозмездно как энтузиаст своего искусства. Он шире смотрел на сооружение памятника, относился к нему, как к своему кровному детинушке и говорил, что строит его для народа”.






Из тех же воспоминаний известно, что на этапе закладки фундамента Волконский руководил работами, а позже в его мастерской “когда-то специально построенной для оранжереи Вакуровой по Чернышевской ул. близ Саргрэс”, создавались рельефы для постамента. Там же содержится ещё одно ценное свидетельство: “Чтобы лучше и нагляднее вести работы, он специально отдельно отлил фигуру рабочего в рост человека (находится в клубе К. Либкнехта)”. После открытия памятника эта фигура, как следует из заметки, опубликованной в газете Коммунист от 28 августа 1935 года, украшала городской парк культуры и отдыха. Сегодня местонахождение этой статуи неизвестно, вероятнее всего она утрачена, но памятник Борцам революции 1905 года стоит на месте и, хотелось бы надеяться, продолжает вдохновлять молодых скульпторов.


Николай Петрович Волконский, через 5 лет после открытия монумента, уехал из Саратова и вторую, не менее плодотворную, половину жизни прожил в Камышине. Много тёплых воспоминаний сохранили жители этого города о Волконском, выдающемся педагоге и скульпторе, с лёгкой руки которого было положено начало профессиональной скульптуре в Саратове.

 

©2020 Саратовская скульптура. Артём Трущелёв. СГХМ им. А.Н. Радищева.