Виктор Николаевич Ощепков

Пост обновлен июнь 8

Родился в 1936 году в городе Нытва Пермской области. В 1950-1953 годах учился в Кунгурской камнерезной художественной школе. С 1953 по 1960 работал мастером-резчиком 6-го разряда в Кунгурской камнерезно-художественной артели. В 1955-1958 годах проходил службу в Советской Армии. С 1960 по 1965 год учился на скульптурном отделении Саратовского художественного училища. Во время учёбы, в 1962 году, работал модельщиком в Саратовском государственном институте "Саратовпромпроект". В 1965-1970 годах учился на факультете монументально-декоративной пластики Московского высшего художественно-промышленного училища. С 1970 по 2003 год работал скульптором в Саратовских художественно-производственных мастерских. С 1971 по 1974 год по совместительству преподавал в СХУ. Умер в 2010 году.


Ощепков Виктор Николаевич

1970-е годы в саратовской скульптуре – яркий и плодотворный период. Одним из заметных и оригинальных художников, выступивших в это время, был Виктор Николаевич Ощепков. Он учился на скульптурном отделении Саратовского художественного училища у А.Ф. Комарова и Г.Н. Кашина. Затем продолжил образование в МВХПУ (бывшее Строгановское) на отделении архитектурно-декоративной пластики. В 1970 году выпустился, получив квалификацию «художника декоративно-монументального искусства». Тогда же он вернулся в Саратов и начал работать в саратовском отделении Художественного фонда СССР. Но уже в первые годы профессиональной работы заявил о себе несколькими монументальными проектами, активно выставлялся как скульптор-станковист и медальер.


Ощепков не ограничивал себя каким-то одним материалом: камень, металл и дерево органично использовались им для воплощения пластических идей, в поиске и совершенствовании которых он находился всю свою жизнь. Яркое начало профессиональной деятельности недавнего выпускника МВПХУ в Саратове было обусловлено высоким темпом работы, который Ощепков сохранял до последнего. И даже многократные и болезненные, вынужденные переезды мастерских художников, кажется, существенно не повлияли на его работу.

Список своих основных произведений для вступления в Союз художников Виктор Николаевич начинает с медалей. Скульптор успешно занимался медальерным делом, участвовал в 1-ой всесоюзной выставке медальерного искусства в Москве 1970 года, в Международной выставке медальерного искусства в Польше, Венгрии и ГДР в 1970-1972 годах. Некоторые из его медалей, более поздние, оставшиеся в гипсе, хранятся в собрании Саратовского музея боевой славы. Но где находятся главные его произведения в этом жанре, мне пока неизвестно, а значит, подробный разговор об этой стороне творчества скульптора ещё впереди.

При взгляде на скульптуру Ощепкова, как на станковую, так и на монументальную, несомненна принципиальная ориентация Ощепкова на поиск динамики и экспрессивной выразительности реалистических форм. Если подумать почему это так, то превалирование работ на темы Великой Отечественной войны, а значит, важность этой темы для скульптора, косвенно укажет на причину такой стилистической установки. Образы войны разрабатывались скульптором во всех возможных формах на протяжении всей жизни, достигнув сильного психологического накала в небольших поздних гипсах, сохранившихся в частной коллекции. Но, конечно, в поисках выразительных средств скульптор не ограничивался военной тематикой.

Легко вычленяются две стилистические линии Ощепкова, которых он придерживался всю жизнь. В разных группах произведений он ближе то к одной, то к другой. При сопоставлении станковых произведений разных лет хорошо прослеживается линия, которую можно было бы условно охарактеризовать как линию формального поиска. К примеру, отмеченная на выставке 1973 года статуэтка «Гармонист», «Матушка Россия» (1993) и «Икар» (2003). Сюда же можно отнести и памятник героям ВОВ в селе Степное Саратовской области.


Пластический лейтмотив этих работ беспокойный волнистый силуэт, напряжённые, пружинистые, как бы надутые объёмы. Музыкальность, ритм живо переданы скульптором в пластике «Гармониста» 1973 года танцующей фигурой юноши. В танце оживают и в одном ключе «звучат» и упругие складки одежды, и завитые кудри парня, и мелодичный объём гармони. При этом тщательный отбор деталей композиции оставляет впечатление продуманной и своего рода аскетичной пластики. Продолжая аналогию, можно сказать, что ни лишнего звука, ни, тем более, фальшивой ноты в скульптуре нет.

Другая линия формообразования тяготеет к жизнеподобию, статике и психологизму. Её можно наблюдать ещё с 1968 года в монументе М. Расковой, памятниках в Новых Бурасах (1971) и Ершове (1973), в скульптурной группе «Война священная» (1975), установленной на Привокзальной площади Ершова.



Впрочем, когда разговор заходит о монументальной скульптуре, нужно внимательнее отнестись к истории создания каждого отдельного объекта. Скульптурная группа «Война священная» была создана Ощепковым в соавторстве с Г.Н. Кашиным. В ней повествовательный момент развит в ущерб пластической убедительности. В целом, лепка не характерна для Ощепкова, равно как и для Кашина, автора других, более совершенных произведений. Памятник М. Расковой у 93 школы в Саратове, создан совместно с В.Д. Харитоновым, тоже выпускником МВХПУ, в 1968 году из кованного алюминия. Позже вместе они работали и над памятником в Степном. Стилистическое влияние Харитонова или творческий обмен между художниками невозможно игнорировать, но и справедливо оценить тоже.


Как видно, эта линия, более характерная для монументальной скульптуры, и могла быть продиктована особенностями вкуса заказчика или условиями заказа. Из всех монументов Ощепкова только памятник в Степном выбивается из этого ряда, если не считать мемориальные стелы с барельефами. Но и в станковой скульптуре эта линия так же видна. В портрете «Девушка-сибирячка» 1969 года, в композиции «Реквием» 1975 ода, которая могла быть эскизом к памятнику, а также в нескольких работах из частной коллекции, которые сложно датировать.


Тут строгость линий, сдержанность поз, акцент на выражение внутренних переживаниях персонажей. Этим обусловлена и статичность этих произведений в противовес динамике, конфликтующей с пониманием психологизма у Ощепкова.

Наиболее выразительными в этой группе произведений мне представляются поздние гипсы, спасённые из покинутой мастерской живописцем Романом Беляниным и экспонировавшиеся им в рамках четвёртого Фестиваля современного искусства, проходившего летом 2019 года в Саратове.


Возвращение к композиции «Реквием» 1975 года в гипсе, очевидно более позднем, гораздо экспрессивнее, смелее. Но нельзя забывать, что это могло быть связано с работой для потенциального заказчика или исполнением условий, неизвестных сейчас. В высшей степени поразительная статуэтка, изображающая мать с похоронкой, прижатой к груди. Возможно, пальцы правой руки медленно сгибаются, отсчитывая погибших на фронте сыновей? Тут скульптура практически растворяется. Тяжёлая, подчёркнуто реалистическая форма становится незаметной для зрителя, внимание которого направлено непосредственно на горе этой женщины. Сознательное достижение такого эффекта – дело большого мастерства.


Так же стоит отметить, что В.Н. Ощепков преподавал, хоть и непродолжительное время с 1971 по 1974, в Саратовском художественном училище. И коллеги положительно характеризовали его труд на этом поприще. Г.Н. Кашин, скульптор, сравнительно долго преподававший в Саратовском училище, отмечает, что Ощепков «проявил себя как вдумчивый и грамотный педагог». Неизвестно наверняка почему Виктор Николаевич не продолжил преподавать, здесь можно лишь предположить, что отвлечься от собственных скульптурных поисков и уделить внимание студенческим ему было трудно.

В своих творческих поисках Ощепков не был одинок. Как я упомянул вначале, в период 1960-1980-х годов выступила целая плеяда молодых и талантливых скульпторов: Красников, Никитин, Тугушев, Харитонов и другие... Но в этом пёстром разнообразии талантов Виктор Николаевич Ощепков не потерялся.

 

©2020 Саратовская скульптура. Артём Трущелёв. СГХМ им. А.Н. Радищева.