Александр Павлович Кибальников

Пост обновлен май 24

Родился в 1912 в слободе Орехово, бывшей Донской области. С 1929 по 1932 год учился в Саратовском художественном училище на живописном отделении. В 1934-1937 годах работал в Саратове по творческим договорам, затем был мобилизован в Красную Армию. В лётной школе г. Энгельса занимался художественным оформлением. В 1938-1939 годах работал в драматическом театре Курска. В 1939 вернулся в Саратов. В годы ВОВ работал в Саратове над агитационными плакатами, скульптурой. В 1949 переехал с семьёй в Москву, но периодически возвращался в Саратов. Умер в Москве в 1987 году.


Александр Павлович Кибальников

Александр Павлович Кибальников, прославленный скульптор, автор знаковых монументов в Саратове, в Москве и многих других городах, был выпускником Саратовского художественного училища. С городом его связывает не только учёба на живописном факультете СХУ в 1929-32 годах, куда он поступил без подготовки и с высшей оценкой, но и первое десятилетие активной творческой работы. До 1949 года, года своего переезда в Москву, в Саратове он успел создать ряд портретных работ, а также первые эскизы монумента Н.Г. Чернышевскому, и одно из самых значимых произведений в своём творчестве – скульптуру «Непокорённый».


Раннее творчество художника всегда представляет особый интерес для исследователя; в случае же с А.П. Кибальниковым, чьи ранние произведения так хороши по исполнению и так непосредственны, можно уверенно говорить о художнике, состоявшемся уже в молодые годы.



Характер исполнения скульптурных портретов, выполненных Кибальниковым в 1945-1948 годах свидетельствуют об амбицях молодого скульптора на глубинное постижение психологии модели и выдают его стремление к почти импрессионистической лёгкости пластического решения. Бюсты И.А. Слонова и стахановца В.И. Антонова, хранящиеся в Радищевском музее, несут в себе энергию молодого таланта, испытывающего пластичность формы. Но в этих портретах, пожалуй, ещё чувствуется неуверенность в своих силах. Буквально через несколько лет в двух полуфигурных портретах С.М. Муратова и А.Н. Радищева знание ремесла и тонкая, детальная проработка характера модели приобретут большую убедительность. В этих портретах скульптор уже не нуждался в пристальной анатомической сверке, так как образ актёра и мыслителя работает сильнее персонального сходства.


В 1941 году в Саратове Кибальников создал скульптуру «От станка к оружию», которая была его откликом на начало Великой Отечественной войны. В скульптуре явно прочитываются аллюзии, во-первых, на «Граждан Кале» Родена, и, во-вторых, на «Восставшего раба» Микеланджело. Взяв в правую руку оружие, рабочий снимает с себя фартук, в котором только что стоял у станка. Скульптура не была переведена в материал и не сохранилась… А в 1946 году Кибальников возвратился к пластическому решению скульптуры 1941 года и создал свой первый достойный монумента образ, который остался в размере станковой скульптуры – «Непокорённый». Он мог бы стать достойным памятником узникам концентрационных лагерей, но этому не суждено было случиться.

Скульптура была выполнена в нескольких незначительно отличающихся вариациях и разных материалах. В Радищевском музее хранится гипсовая отливка, тонированная под светлый песчаник.


Бывший молодой рабочий-воин в «Непокорённом» превратился в пожилого мужчину. Его штаны и фартук были заменены лагерной робой, а выразительная деталь – лямка фартука – обратилась толстой верёвкой с номерной табличкой на шее, которую тем же движением пытается сорвать с себя узник.


Перевоплощение образа, его, можно сказать, перерождение примечательно. Насколько легко было Кибальникову изменить не то что тональность, а образный строй всего произведения! Молодого солдата сделать пожилым узником в рамках одного пластического решения, лишь навесив табличку. И в то же время не получается сказать, что это портит произведение. Налицо доработка, переосмысление образа 1941 года. Свободно спадающая роба превращает фигуру узника в скалу, действительно непоколебимую. Рука, свободная от оружия и прижатая к телу делает всю фигуру монолитней, а движение корпуса более приземистым и мощным. И что плохого в том, что, шлифуя пластическое решение, скульптор кардинально изменил содержание произведения? Это лишь одна из черт творческого портрета скульптора и неординарный пример из истории скульптуры.


Монументальной скульптурой Кибальников занимался ещё в 1939-1940 годах в Курске, работая над парковыми статуями «Мцири» и «Мальчик и морской котик». Саратов радушно принял скульптора и с 1953 по 1983 скульптурный облик центра города был сформирован, по преимуществу им. Портрет А.Н. Радищева, памятники В.И. Ленину, Н.Г. Чернышевскому и К.А. Федину заняли свои места на центральных площадях Саратова.



Гранитный портрет А.Н. Радищева (повторение портрета 1948 года), в 1974 году, заменив временный гипсовый, занял своё место перед фасадом исторического здания Радищевского музея. И в настоящее время бюст находится на этом месте.


Открытие памятника Н.Г. Чернышевскому состоялось 26 июля того же 1953 года. За эту работу в 1959 году А.П. Кибальников был удостоен Ленинской премии. С тех пор монумент вошёл в эмблематический силуэт Саратова. Его воспроизведение на фоне псевдоготических шпилей Саратовской государственной консерватории имени Л. В. Собинова можно увидеть на самых разных предметах в сувенирных лавках города. Гордая и независимая фигура писателя-демократа видна издалека прохожему, идущему по главному проспекту города в сторону парка «Липки», центральному и самому старому парку города. Именно на этом месте когда-то был воздвигнут памятник Александру II, а затем на царском постаменте появился бюст Н.Г. Чернышевского П.Ф. Дундука, который по объективным причинам долго не просуществовал. Постамент и окружение предполагали фигуру в рост, а также соответствующий размах исполнения, который и обеспечил А.П. Кибальников, внимательно относившийся к городу, который воспитал его как художника. Этот памятник по праву занимает центральное место в городе. У него назначают встречи, у него проходят пленэры, он естественно вошёл в культурный код Саратова. Закрытая поза писателя со сложенными на груди руками, подчёркнутая утончённость, отстранённость с одной стороны очерчивают характер Чернышевского, а с другой, решены Кибальниковым как жест, в некоторой степени, эпатирующий: ведь на большой и многолюдной площади выставлена фигура, сторонящаяся взглядов, замкнутая в себе. Круговой обход так же наводит на размышления – особенно ракурс с видом на Покровскую церковь,заставляющий вчитывать в памятник богоискательские смыслы, возможно, не предполагавшиеся ни писателем, ни автором скульптуры.



18 апреля 1970 года на центральной Театральной площади Саратова, которая тогда называлась площадью Революции, был торжественно открыт кибальниковский памятник В.И. Ленину, вызвавший широкий и неоднозначный общественный резонанс. Жест Ленина, как пишет автор памятника, отсылает к известным словам вождя русской революции «есть такая партия», однако, если проследовать по направлению, указанному жестом, можно увидеть братскую могилу борцов революции с вечным огнём и монументом, исполненным подлинного трагизма, но рядом – Саратовский академический театр оперы и балета. Как бы ни трактовать символические смыслы ленинского указующего жеста, зритель найдет объект для сарказма. Впрочем, в газетных статьях, посвящённых памятнику, подобным сомнениям внимания не уделялось. Ленин существует в особом идеологическом пространстве, и куда он указывает, все должны понимать сами и понимать правильно. Именно этот монумент в силу своего расположения и величины доминирует в Саратове, что же до решения А.П. Кибальниковым своей эстетической задачи, то вытянутая в указующем жесте рука и большая высота как самого монумента, так и постамента — это в некотором смысле профессиональный вызов. Архитектурная и инженерная сторона памятника впечатляет не меньше, чем скульптурная выразительность. В работе Кибальникова можно усмотреть любопытный парафраз монумента И.Д. Шадра в Грузии, на Земо-Авчальской ГЭС 1927 года. Поза и жест руки Ленина решены более условно, но и увереннее, острее, чем у Шадра. Кибальников отказался от разворота фигуры, его фронтальная ориентация, прямая спина и поднятый подбородок делают из человека образ идеологии. Но нужно заметить, что скульптура Кибальникова не во всех ракурсах смотрится одинаково эффектно. Монумент Ленину рассчитан на осмотр вблизи, спереди и с боков. Издалека он совершенно теряется в пространстве саратовского неба, и со спины невыразителен: такова плата за статику.



Значительно позднее, 5 ноября 1986 года, на одном из живописнейших взвозов Саратова был открыт созданный Кибальниковым памятник Константину Федину. Из светло-красной гранитной глыбы выступает сидящая фигура писателя. Поза его закрыта, нога на ногу, рука меланхолично подпирает щёку и его напряжённый взгляд, усиленный сдвинутыми бровями, устремлён вдаль, на широкую Волгу. В портрете писателя ещё чувствуется рука мастера, фигура же не столь выразительна. Но если отвлечься от исполнения, то идея монумента выглядит очень взвешенной, уместной и даже мудрой.

Памятник К.А. Федину. 1986. Саратов

А.П. Кибальников в истории русского искусства воспринимается как характерный представитель социалистического реализма в скульптуре, но, стоит заметить, впитавший и глубоко переработавший находки импрессионистической скульптуры. И в Саратове находятся одни из лучших работ мастера, которого, хоть и с оговорками, но доброжелательно восприняли жители города. А самобытные и яркие, хоть и не достигшие всероссийской известности, саратовские скульпторы, отдав дань уважения профессиональной работе Кибальникова, не восприняли его стилистики, и пошли трудной дорогой поиска индивидуального почерка в искусстве.

 

©2020 Саратовская скульптура. Артём Трущелёв. СГХМ им. А.Н. Радищева.