Книжная иллюстрация Германа Кашина

Пост обновлен апр. 14


Герман Николаевич Кашин проявил себя не только в скульптуре, но и в книжной иллюстрации. Обратимся к трём изданиям с его рисунками, так как они экспонировались на выставке, посвящённой 50-ти летию газеты "Правда", проходившей в Радищевском музее в 1962 году. Поэма "Чапаев" В. Богатырёва, роман Г. Соловьёва "Отец" и книга В.Г. Малькова "Рассказы о любви" были подготовлены и выпущены в печать Саратовским книжным издательством с 1959 по 1962 год с иллюстрациями Германа Николаевича.


Стоит отметить жанровое разнообразие книг, которые художник взялся оформлять, причём во многом жанром и определялся строй его рисунков. Это наглядно видно в рассматриваемых изданиях.


Поэма Богатырёва "Чапаев" с иллюстрациями Кашина была издана в 1961 году. Им были выполнены суперобложка, авантитул, титул и заглавные иллюстрации. Конечно, прежде всего, обращает на себя внимание суперобложка, композиция которой рассчитана на восприятие книги как в сложенном виде, так и в развёрнутом. Небольшой формат не помеха для способного к монументальности Кашина. Композиция суперобложки выдерживает не только складывание вдвое, но и масштабирование, сохраняя свою выразительность.



Портрет В. Чапаева на авантитуле выполнен в свободной манере. Похожий на быстрый набросок широким пером, он сохраняет динамику и размах, заданные суперобложкой. Уверенная рука рисовальщика безусловно чувствуется и здесь. Сопоставление на одном развороте портрета и композиции волжского берега с шашкой и летящей птицей задают напряжённую повествовательную линию, которая будет подхвачена иллюстрациями, венчающими начало первой и второй частей поэмы.



Фризовое построение заглавных иллюстраций хороший ход в случае компромисса между скромностью издания и объёмностью темы произведения. К сожалению, не известно где находятся оригинальные рисунки, и сохранились ли они? Было бы любопытно изучить детали подробнее, чем это позволяет типографская печать малоформатного издания. В иллюстрации к первой части "Зреют грозы и бури..." фриз делится на две части: Кашин эффектно работает с инверсией. Фриз второй части безудержный бег чапаевской конницы, ритмически усиленный клубящейся пылью из-под копыт, взрывом и диагональю поднятой шашки.



Иллюстрации и выбор цветового решения суперобложки не только подводят к тексту поэмы, но и дополняют её художественную выразительность.



Совсем по-иному проиллюстрирован роман Г. Соловьёва "Отец". Жанр внёс свои коррективы в структуру иллюстраций, и акцент в них смещён на сюжетность, психологизм мизансцен. На обложке книги беспокойно прорисованный, очень крупный план героя романа, задумчиво смотрящего вдаль. Спокойствие черт лица встревожено оранжевыми всполохами. Обложка способна заинтриговать. Каждую часть романа предваряет рисунок. Кашин свободно меняет планы, внимательно следит за ходом действия, не упуская его напряжённых поворотов.

В иллюстрациях к роману Г. Соловьёва видно стремление Кашина передать отношения между героями посредством отточенных, тонко срежиссированных мизансцен. Это проявляется и в иллюстрациях к текстам В. Малькова.



Пожалуй, самая интересная и разнообразная в плане иллюстраций книга Владимира Георгиевича Малькова "Рассказы о любви" вышла в свет в 1959 году. Малая прозаическая форма и человечные, проникновенно рассказанные жизненные истории, по всей видимости, оказались близки Кашину.


Для наглядности можно подробнее рассмотреть оформление одного рассказа "Праздник Антонины Ивановны", где, на мой взгляд, очевидны внимательное отношение художника к сюжету рассказа, вдумчивое следование за его драматургией и тонкое понимание психологии героев.

Тремя иллюстрациями перед читателем уже представлены основные моменты рассказа. Заглавная, наибольшая из них, изображает группу людей у доски почёта. Это сюжетная завязка рассказа. Фотографию Антонины Ивановны, героини рассказа, вывешивают на доску почёта за успехи в труде. На следующей иллюстрации в тексте мы видим почти шаржированный типаж чем-то недовольного дородного мужика с кружками пива. Это Василий Кузьмич, муж Антонины Ивановны, драма которого в пристрастии к алкоголю, возникшем незаметно и как будто без причины, а главная мечта героини - возвращение к нормальной жизни, без пьянства и насилия. Кульминационный момент рассказа, публичное осуждение поведения Василия Кузьмича, не показан Кашиным. Это сделано, вероятно, для того, чтобы выразительнее прозвучала заключительная виньетка. На лавочке сидят супруги, и вся поза Василия Кузьмича говорит о его стыде и раскаянии в своих прошлых поступках. Высокие слова о нравственном перерождении неуместны здесь, как и крупные планы. Кашин держит дистанцию, бережно, но бегло очерчивая силуэты супругов на лавочке в тёмной аллее, как бы стараясь не спугнуть хрупкую надежду на начало новой жизни героев. Иллюстрации Кашина к другим рассказам сборника так же сострадательны.



Остаётся только надеяться, что оригинальные рисунки сохранились и когда-нибудь будут выставлены снова, как и более 60 лет назад, в Радищевском музее.

 

©2020 Саратовская скульптура. Артём Трущелёв. СГХМ им. А.Н. Радищева.