Георгий Алексеевич Эпов

Пост обновлен июнь 3

Родился в 1927 году в Соктуй-Мелазан Читинской области. В 1941-1945(?) воевал на фронтах ВОВ. С 1956 по 1961 год учился на скульптурном отделении Саратовского художественного училища у Г.Н. Кашина. С 1961 года работал в Художественном фонде. В 1983-1985 годах принимал участие в реставрации лепных украшений Крытого рынка и Саратовского горисполкома (дом Бендера).


Георгий Алексеевич Эпов

Георгий Алексеевич Эпов получил художественное образование сравнительно поздно. В 29 лет он поступил в Саратовское художественное училище на факультет скульптуры. После окончания училища Эпов сразу начал работать в Художественном фонде, принимал участие в выставках, и через несколько лет после начала работы ему стали доверять исполнение монументальных заказов.


Недостаток материалов о станковой скульптуре Эпова не позволяет серьёзно говорить о ней. Нет сведений о местонахождении его произведений, нельзя с уверенностью утверждать, сохранились ли они вообще. Поэтому пока этот недостаток информации не восполнен, уместно сосредоточиться только на монументальной скульптуре Эпова. Эти произведения входят в число наиболее заметных монументов Саратовской области 1960-70-х годов, поэтому их обзор очень важен для понимания развития монументальной скульптуры этих лет.


В 1965 году Эпов исполнил свою первую монументальную работу: скульптурное надгробие на могиле бойцов частей особого назначения в Красноармейске. Автор решил этот монумент в духе подобных по теме мемориалов: на постаменте фигуры двух бойцов, один из которых стоит с пистолетом в руке, другой присел за пулемётом. Оба смотрят вдаль. Табличка на постаменте сообщает зрителю обстоятельства героической кончины ЧОНовцев: "Бойцам частей особого назначения "ЧОН", погибшим при подавлении кулацкого мятежа и в боях с белобандитами в 1921 году". Несколько необычно выглядит сам постамент. Его "неправильная", несимметричная форма придаёт динамичность слитным фигурам бойцов. Они будто на какой-то машине мчатся на врага. Во многих других работах у Эпова сохранится эта черта осмысление постамента как органической части скульптуры и, соответственно, стремление к оригинальности его формы.



Через два года Эпов был привлечён к исполнению большого мемориала ВОВ в Перелюбе. Это одна из значительнейших его работ. Не только по размеру, но и по значению. Памятник представляет собой коленопреклонённую фигуру солдата с мечом в руках. Солдат на низком постаменте стоит на насыпном кургане. Этот курган, как и многие другие работы по установке монумента, были исполнены руками рабочих местных предприятий. Также многие из них пожертвовали деньги на строительство мемориала. Скульптура воина выполнена с присущей автору аскетичностью и экономией выразительных средств. Ради того, чтобы достигнуть строгой графичности силуэта, были убраны лишние детали, дробящие объём. Поза солдата читается со всех ракурсов и с большого расстояния. Монумент неяркий, немногословный, но истинно величественный. По рассказам местных жителей, люди приходят к монументу не только в установленные государством даты, но и в памятные лично для себя дни. Такое тёплое принятие от жителей посёлка памятник получил уже на этапе строительства, а после открытия у него появилось имя Алёша. В том году была популярна песня «Алёша» на стихи Константина Ваншенкина и музыку Эдуарда Колмановского. Она была вдохновлена памятником советскому солдату, установленном в болгарском городе Пловдив и очень хорошо подходила к перелюбскому монументу. Впрочем, глядя на современное состояние памятника хочется думать, что и без песни имя у монумента появилось бы.


Любопытно отметить, что все монументы Эпова посвящены или трагическим смертям во время гражданской войны, или памяти героев Великой Отечественной. Это обстоятельство, скорее, характеризует время, нежели автора. Особенности муниципального заказа (ведь чаще всего именно местные власти региона обращались в Художественный фонд) 60-70-х годов были таковы, что к очередной годовщине Победы очередной населённый пункт заказывал памятник землякам, погибшим в ВОВ (а такие были в каждом, даже самом малом селе), а к годовщине революции, соответственно, заказывались монументы так или иначе связанные с героизмом людей, которым пришлось устанавливать власть Советов на территории Саратовской губернии. К 60-м годам у малых населённых пунктов появились деньги на заказ монументов, и это очень важное обстоятельство, благодаря которому стало возможным бурное развитие монументальной скульптуры в Саратовской области. Памятники Ленину, Калинину или, к примеру, Марксу, конечно, тоже ставились, но намного больше творческой свободы, а значит, и новых открытий было в потенциально более динамичных памятниках примерам патриотизма и героизма. В них, в основном, и проявляли своё мастерство скульпторы в те годы.


В 1968-1969 годах Эпов напряжённо работал над памятником «Комбедовцам, погибшим от рук врагов в 1921 году» в селе Ваулино Красноармейского района Саратовской области. Как сообщала местная пресса, для этого проекта скульптором было выполнено более 20 эскизов, в которых он пытался найти подходящую стилистику. Его поиски были широки: от вполне реалистичных и привычных вариантов он переходил к сложным синтетическим композициям. Для перевода в размер им был выбран очень необычный вариант, в котором были совмещены круглая скульптура и рельеф. В поисках возможных источников, от которых мог отталкиваться Эпов, на ум приходит скульптура древнейших цивилизаций, монолиты Египта, рельефы Шумера и Аккада, но всё же указать на конкретный источник не получается. Можно лишь угадывать некоторые возможные аллюзии, но без знания обстоятельств жизни скульптора всё это так и останется догадками.


Итак, памятник комбедовцам в селе Ваулино удивительное произведение. И то, как оно вписано в среду, и форма его, в первую очередь, вызывают удивление. Небогатое, небольшое село с редкой одноэтажной застройкой, численность населения которого никогда не превышала 3000 человек, посреди степи это Ваулино. У главной дороги, за голубой оградкой (в настоящее время) высится огромная, будто каменная красноватая глыба, в которой читаются силуэты людей. Выглядит эта глыба так, что внутренний хронометр так легко сбивается: с разного расстояния в главной, самой высокой фигуре видится то богатырь, то опричник, и только табличка с точностью до года определяет восприятие. Но в данном случае контекстом сложно как-то объяснить форму, скорее, наоборот. В данном случае можно говорить о свободе формальных поисков, которую скульптор смог себе позволить, то ли ввиду географической отдалённости от центра, то ли по удачному стечению обстоятельств, художественный совет, принимавший скульптуру, имел определённую степень свободы, но мог отреагировать как угодно.



Меньше чем через 10 лет после работы над памятником в Ваулино, Эпов вернулся к этой стилистике в проекте памятника бойцам красной речной флотилии, который был великолепно воплощён на набережной Вольска в 1976 году.


На первый взгляд это какой-то вихрь, который захватил людей в свое сильное, стремительное поле. Считываются лица, части фигур, ружье, патроны, кулаки. Обращает на себя внимание сильное, буквально предельное напряжение ведущей фигуры, так что на постаменте далеко не сразу замечаешь якорь и цепь. И начинает казаться, что основная форма монумента – не вихревое вращение, а носовая часть корабля, но находится этот корабль в столь же стремительном движении, что и вихрь. Когда-то на постаменте памятника была надпись о том, кому этот памятник, но со временем она была утрачена. Красная речная флотилия была образована на Волге моряками, вернувшимися с Балтийского флота. 14 апреля 1918 года они, отняв суда у волжских судовладельцев, создали свою речную флотилию. В дальнейшем бойцы Красной речной флотилии оказали серьезную поддержку установлению власти большевиков в Поволжье. Они играли важную роль в боях против белогвардейцев в Хвалынске, Сызрани и, конечно, в Вольске, где этот памятник и стоит. Но эту информацию находишь позже. А сначала хочется обойти монумент по кругу и посмотреть, как сплетены в нем рассказ о давних событиях, образы матросов и понять, что собой представляет памятник как целое. На этот обход, обзор уходит время и впечатления от героев и вьющегося силуэта памятника наслаиваются друг на друга. Образы защиты и нападения, героизма и смерти, стремление вперед и предсмертное оцепенение – все оно высечено в камне в этой скульптуре. Можно заранее знать в честь кого воздвигнут памятник, но живое восприятие этой мощной динамики даёт понять, что его значение выходит далеко за рамки местной истории. Образ, созданный Георгием Эповым, глубже и шире событий, о которых он призван напомнить. Вихрь времени Гражданской войны, унесшей тысячи жизней, стал истинной темой монумента. Эпов, воспользовавшись локальным сюжетом, создал большое произведение о войне, в котором часть была показана как целое.



В промежутке между этими яркими произведениями Эпов, в сотрудничестве с разными саратовскими скульпторами, работал над другими мемориалами. В частности, над двумя памятниками героям ВОВ, в которых на себя обращает внимание доминирующая в художественном отношении работа Эпова в рельефе. В 1974 году был открыт огромный мемориал «Землякам, погибшим в годы ВОВ» в Красном Куте. В 1975 началась работа над памятником воинам-шофёрам в Заводском районе города Саратова, который строился по чужому проекту, но к работе над которым были привлечены профессиональные скульпторы Галина Николаева и Георгий Эпов. Оба мемориала, впрочем, построены по одной схеме. В центре вертикальная доминанта стела или фигура солдата, позади неё стена, которая расходится симметрично в стороны и на ней смонтированы рельефы. Оба памятника сделаны из бетона к сожалению, слишком распространённого материала в Саратовской области...



Над мемориалом в Красном Куте вместе с Эповым работал Владимир Старостенко. В главной фигуре всё же видна знакомая по памятнику в Ваулино техника, имитирующая резьбу по монолиту. Рельеф же представляет собой развёрнутую киноленту, запечатлевшую фронтовые будни, но только не разделённую на отдельные кадры, а представляющую собой продолжительное, перетекающее эпическое повествование.


Саратовский рельеф сделан ещё более крепко. Он читается слева направо и открывается крупным планом шофёра за рулём. Как будто из его кабины открывается вид на длинную вереницу военной техники, перегоняемой бойцами на фронт. Ритм этого шествия разнообразен и замечательно организован на плоскости. Графически выразительная линия, обрисовывающая героев этого масштабного рельефа, выполненная Эповым в объёме, очень эффектна. В голове звучат интонации военных киножурналов времён Великой Отечественной войны. Соответствие теме и времени в этих рельефах совершенно точно.



В самом конце 1970-х Эпов работал над мемориальным комплексом памяти землякам, погибшим в годы ВОВ в посёлке Лысые горы. Эта последняя (по известным мне на сегодня данным) монументальная работа Эпова получилась спорной в художественном отношении. По словам современников скульптора, сам автор не был доволен работой. Скульптурная часть мемориала представляет собой погрудное изображение воина с автоматом и в каске, за спиной которого возвышается стела, декорированная рельефными изображениями и текстом. Дисгармония тут во всём, начиная с соотношения масштабов самого портрета и стелы, заканчивая анатомическими просчётами (рука, держащая автомат, рядом с лицом солдата кажется детской). Но не зная эскизов и чертежей этого монумента, невозможно корректно проанализировать конечный результат.



Георгий Алексеевич Эпов почти за 20 лет активной творческой работы смог создать несколько самых запоминающихся монументов нашей области. Но тот факт, что его не приняли в Союз художников, хотя он пытался вступить, и то, что в Саратове его работ нет (рельеф на окраине Заводского района работа, к которой скульптора привлекли), позволяют заключить, что Эпов не пользовался поддержкой местных институций, и хоть и не тратил сил на сопротивление, но его развитие эта ситуация, очевидно, тормозила.


Возможно, Саратов выглядел бы совсем по-другому, если бы, к примеру, в 1970 году за памятник Ленину вместо Кибальникова взялся бы Эпов? Или на Соколовой горе развернулся бы масштабный фриз, посвящённый героям Великой Отечественной войны? Но этому не суждено было случиться. Сейчас на Воскресенском кладбище в Саратове стоит памятник неизвестному солдату, созданный Г.А. Эповым и В.С. Старостенко в 1970 году. Небольшой, строгий, безыскусный монумент памяти солдат, погибших в саратовских госпиталях и захороненных в братской могиле. Такой памятник, в общем, ничем не примечательный, не громогласный и не помпезный, кажется очень уместным среди тихих кладбищенских аллей.


Если прослеживать жизни и творческие пути художников в разных странах и в разные годы, то приходишь к мысли о том, что, каким бы потенциалом ни обладал художник, раскрывается он лишь по мере возможностей места, где он живёт и творит. Добровольно или от безысходности, художник несёт отпечаток своей местности, развивается в её границах. Саратов – замечательный и очень красивый город, но в ХХ веке он был не способен вместить в себя большой талант, не деформировав его и не приведя его к уместным масштабам.


Памятник солдату. 1970. Г.А. Эпов, В.С. Старостенко

 

©2020 Саратовская скульптура. Артём Трущелёв. СГХМ им. А.Н. Радищева.